Вторник, 21.11.2017, 16:42
Кают-компания "Морское кумпанство г. Орска"
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Дизельные ПЛ [1]
Атомные ПЛ [2]
Поиск
Интеллектуальная поисковая система Nigma.ru
Главная » Статьи » Подводный флот » Атомные ПЛ

ПЛАРБ пр. 667
1. История проекта

1 апреля 1967 г. ВМС США пополнились ПЛАРБ SSBN-659 “Вилл Роджерс” - последней, 31-й по счету, подводной лодкой типа “Лафайетт”, оснащенной 16 ракетами “Поларис” А-3. Таким образом, вместе с кораблями типа “Джордж Вашингтон” и “Этан Аллен”, численность американского подводного ракетоносного флота достигла 41 ПЛАРБ с 656 баллистическими ракетами “Поларис” А-2 и А-3 на борту. Завершилась одна из крупнейших программ в истории мирового военного кораблестроения. В ходе ее реализации в течение 10 лет была создана морская составляющая стратегической триады Соединенных Штатов, ставшая в дальнейшем основой ядерного могущества этой страны. Советский Союз, подчиняясь жесткой логике гонки вооружений, не мог допустить одностороннего усиления своего основного геополитического соперника. Потребовалось резкое качественное и количественное наращивание боевого потенциала стратегического ракетоносного подводного флота. Было очевидно, что приемлемое по критерию “эффективность-стоимость” увеличение числа боезарядов на подводных носителях было возможно лишь за счет радикального увеличения боекомплекта каждой ПЛАРБ.

В 1958 году в ЦКБ-18 под руководством главного конструктора А.С.Кассациера начались работы по созданию атомного ракетоносца 2-го поколения проекта 667. Лодку предполагалось оснастить комплексом Д-4 с баллистическими ракетами подводного старта Р-21. Альтернативным вариантом являлось оснащение корабля комплексом Д-6 (изделие “Р”, проект “Нейлон”) с твердотопливными ракетами, разрабатывавшимися ленинградским КБ “Арсенал” с 1958 г. Дальность стрельбы “пороховой” ракетой должна была составлять не менее 800 км с перспективой доведения ее до 2500 км. В 1960 г., в соответствии с правительственным постановлением, дальность в первоначальном варианте комплекса Д-6 была увеличена до 1100 км при незначительном снижении точности. В качестве типоразмеров пусковых шахт как для Д-4, так и для Д-6 была задана шахта ракеты Р-13 комплекса Д-2.

По первоначальному проекту “667” лодка должна была нести восемь ракет комплекса Д-4 (или Д-6), размещенных в поворотных пусковых установках СМ-95, создаваемых ЦКБ-34. Сдвоенные ПУ располагались вне прочного корпуса, по его бокам, и перед пуском поворачивались на 90 градусов устанавливаясь вертикально.

Разработка эскизного и технического проектов подводного ракетоносца была завершена в 1960 году. Однако практическая реализация разработки затруднялась из-за высокой сложности поворотных устройств ПУ, которые должны была работать в подводном положении при движении лодки. Очевидцы рассказывают почти анекдотический случай, произошедший во время доклада о новом комплексе Н.С.Хрущеву. Создатели лодки решили продемонстрировать руководителю страны модель корабля с механизмом, автоматически переводящим ракетные контейнеры из походного в боевое положение. Однако сработал пресловутый “показ-эффект”: устройство отказало в самый неподходящий момент и контейнеры с ракетами позорно застыли в промежуточном положении. Хрущев незамедлил прокомментировать случившееся: “если у вас сломалась даже эта игрушка, то чего можно ожидать на настоящей подводной лодке?”.

В 1961 году была начата разработка новой компоновки, при которой ракеты Д-4 или Д-6 должны были размещаться в вертикальных шахтах. Однако вскоре у этих комплексов появилась хорошая альтернатива - малогабаритная “универсальная” одноступенчатая жидкостная баллистическая ракета Р-27, работы по которой в инициативном порядке были начаты в СКБ-385 под руководством В.П.Макеева. Предварительные результаты исследований в конце 1961 года были доложены командованию ВМФ и руководству страны. Тема получила поддержку, и 24 апреля 1962 г. последовало правительственное постановление о создании комплекса Д-5 с ракетой Р-27, использующей в качестве окислителя азотный тетраксид (амил) и в качестве горючего - несимметричный диметилгидрозин (гептил).

За счет ряда оригинальных технических решений новую БР удалось “втиснуть” в шахту, по объему в 2,5 раза меньшую шахты ракеты Р-21. При этом Р-27 имела на 1180 км большую, чем ее предшественница, дальность пуска. Революционным новшеством в ракетостроении стала и разработка технологии заправки баков ракеты компонентами топлива с их последующей ампулизацией на заводе-изготовителе.

“Универсализм” комплекса заключался в том, что кроме варианта БР, предназначенного для поражения стационарных наземных целей, разрабатывался (впервые в мире) и противокорабельный вариант баллистической ракеты - Р-27К, оснащенный пассивной радиолокационной головкой самонаведения и предназначенный для поражения крупных надводных целей (например, авианосных групп) на дальности до 900 км. Забегая вперед, следует сказать, что Р-27К прошла испытания и была принята в опытную эксплуатацию в 1974 году, однако на вооружение подводных атомоходов 667-го проекта так и не поступила (ей была оснащена лишь одна дизель-электрическая лодка К-102 пр.605, переоборудованная из пр.629).

В результате переориентации проекта 667 на новый ракетный комплекс появилась возможность разместить 16 ракетных шахт в прочном корпусе лодки вертикально в два ряда (как это сделали американцы на ПЛАРБ типа “Джордж Вашингтон”). Впрочем. 16-ти ракетный боекомплект был обусловлен не стремлением к плагиату, а тем фактом, что длина стапелей, на которых должны были строиться подводные лодки, оптимальным образом подходила как раз под корпуса с 16 шахтами комплекса Д-5.

Главным конструктором усовершенствованной ПЛАРБ проекта 667А (шифр “Навага”) был назначен С.Н. Ковалев - создатель практически всех последующих советских стратегических ракетных атомоходов.

Параллельно с работами по проекту 667А, в 1964-1965 гг. в СКБ-143 под комплекс Д-5 под руководством главного конструктора В.В. Борисова на базе высокоскоростной торпедной лодки пр.705 велась разработка ПЛАРБ пр. 687 (705Б) водоизмещением 4200 т. Работы по этой программе были прекращены после завершения эскизного проекта. Одновременно на базе другой торпедной атомной подводной лодки - пр. 671 - в том же коллективе под руководством Г.Н. Чернышева создавался ракетоносец проекта 679 (671 Б), однако и эта разработка не получила дальнейшего продолжения, руководство страны приняло принципиальное решение сосредоточить все работы по созданию атомных подводных лодок, оснащенных баллистическими ракетами, в ЦКБ-18.

При создании лодки проекта 667А значительное внимание уделялось ее гидродинамическому совершенству. К разработке формы корабля привлекались специалисты отраслевых научных центров, а также гидродинамики ЦАГИ.

Увеличение ракетного боекомплекта потребовало решения ряда новых задач. В первую очередь было необходимо резко повысить темп стрельбы, чтобы успеть вовремя произвести ракетный залп и покинуть район пуска до того, как в него прибудут противолодочные силы противника. Это обусловливало проведение одновременной предстартовой подготовки ракет, набранных в залп. Задача могла быть решена лишь за счет автоматизации всех предпусковых операций. В соответствии с этими требованиями для кораблей проекта 667А под руководством главного конструктора Р.Р.Бельского развернулись работы по созданию первой отечественной автоматизированной информационно-управляющей системы “Туча”. Впервые данные для стрельбы должны были вырабатываться специализированной ЭВМ.

Навигационное оснащение новой субмарины должно было обеспечивать уверенное плавание и пуск ракет в полярных районах.

Строительство лодок проекта 667А началось в Северодвинске в конце 1964 года и велось необычайно быстрыми темпами. Первый ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-137 был заложен на Северном машиностроительном предприятии 9 ноября 1964 г. Спуск корабля на воду (точнее, заполнение дока водой) состоялся 28 августа 1966 г. 1 сентября в 14 часов на К-137 был впервые поднят военно-морской флаг и начались сдаточные испытания. В тот же день, в присутствии на борту корабля его главного конструктора, на максимальных оборотах турбин была достигнута скорость 28,3 узла, на 3,3 узла превысившая заданную. Таким образом, по своим динамическим характеристикам новый ракетоносец фактически сравнялся со своими основными потенциальными противниками в “подводных дуэлях” - американскими противолодочными атомоходами типа “Трешер” и “Стерджен” (29-30 узлов).

5 ноября 1967 г., накануне празднования 50-й годовщины Октябрьской революции, К-137 вступила в строй. Кораблю было присвоено имя “Ленинец”. 11 декабря новый ракетоносец под командованием капитана 1-го ранга В.Л. Березовского прибыл в состав 31-й дивизии, базировавшейся в бухте Ягельная, а 24 ноября лодка была передана в новую 19-ю дивизию, став ее первым кораблем. 13 марта 1968 г. на вооружение ВМФ был принят и ракетный комплекс Д-5 с ракетой Р-27.

Северный флот начал быстро пополняться “Северодвинскими” ракетоносцами 2-го поколения.

Атомная подводная лодка проекта 667А, как и атомоходы первого поколения, относилась к двухкорпусному типу. Носовая оконечность корабля имела овальную форму Кормовая оконечность была выполнена веретенообразной.

Передние горизонтальные рули располагались на ограждении рубки. Такое решение, заимствованное у американских АПЛ, создавало возможность бездифферентного перехода на большую глубину при малых скоростях лодки, а также упрощало удержание корабля на заданной глубине при ракетном залпе. Кормовое оперение было выполнено крестообразным.

Прочный корпус с наружными шпангоутами имел цилиндрическое сечение и относительно большой диаметр, достигающий 9,4 м. Прочный корпус изготавливался, в основном, из стали АК-29 (толщина - 40 мм) и разделялся водонепроницаемыми переборками (выдерживающими давление 10 кгс/см2) на 10 отсеков:

1-й  - торпедный;

2-й  - аккумуляторный и жилой (с офицерскими каютами);

3-й  - центральный пост, пульт ГЭУ;

4-й  - ракетный;

5-й  - ракетный;

6-й  - дизель-генераторный;

7-й  - реакторный;

8-й  - турбинный;

9-й  - турбинный;

10-й  - электродвигатели.

Шпангоуты прочного корпуса были выполнены из симметричных сварных тавровых профилей, межотсечные переборки - из стали АК-29 толщиной 12 мм. Легкий корпус изготавливался из стали ЮЗ.

На лодке было установлено мощное размагничивающее устройство, обеспечивающее стабильность магнитного поля. Кроме того, принимались меры по снижению магнитного поля легкого корпуса, прочных наружных цистерн, ограждения выдвижных устройств, рулей и других выступающих частей.

Для снижения электрического поля корабля впервые была применена система активной компенсации поля, создаваемого гальванической парой “винт-корпус”.

Главная энергетическая установка номинальной мощностью 52.000 л. с. включала два автономных блока левого и правого бортов. Каждый блок состоял из водоводяного реактора ВМ-2-4 (89,2 мВт), паротурбинной установки ОК-700 с турбозубчатым агрегатом ТЗА-635 и турбогенератора с автономным приводом.

Имелась вспомогательная энергетическая установка, служащая для пуска и расхолаживания ГЭУ, снабжающая лодку электроэнергией при авариях, а также обеспечивающая, в случае необходимости, движение корабля в надводном положении. В состав вспомогательной энергетической установки входили два дизель-генератора постоянного тока ДГ-460, две группы аккумуляторных свинцово-кислотных батарей (по 112 элементов 48-СМ в каждой) и два гребных реверсивных электродвигателя “подкрадывания” ПГ-153 (по 225 кВт).

Два гребных винта имели пониженный уровень шумности. Для снижения гидроакустической заметности фундаменты под главные и вспомогательные механизмы покрывались вибродемпфирующей резиной. Прочный корпус подводной лодки был облицован звукоизолирующей резиной, а на легкий корпус наносилось нерезонансное противогидролокационное и звукоизолирующее резиновое покрытие.

На лодке пр.667А была применена электроэнергетическая система переменного тока (напряжение - 380 В), питающаяся только от автономных электрогенераторов. Это повышало надежность электроэнергетической системы, увеличивало продолжительность работы без ремонта и обслуживания, а также давало возможность трансформировать напряжение для обеспечения различных корабельных потребителей.

Подводный крейсер получил боевую информационно-управляющую систему (БИУС) “Туча” - первую отечественную многоцелевую автоматизированную корабельную систему, обеспечивающую применение ракетного и торпедного оружия. Кроме того, “Туча” осуществляла сбор и обработку информации об окружающей обстановке, а также решение навигационных задач.

Для предотвращения провалов на большую глубину, способных привести к катастрофе (как полагают, это явилось причиной гибели американской АПЛ “Трешер”) на ПЛАРБ пр.667А впервые была реализована комплексная система автоматизированного управления, обеспечивающая, в частности, программное управление кораблем по курсу и глубине, а также стабилизацию без хода по глубине.

Основным информационным средством лодки в подводном положении являлась гидроакустическая система “Керчь”, служащая для освещения подводной обстановки, выдачи данных целеуказания при торпедной стрельбе, а также миноискания, связи и обнаружения гидроакустических сигналов противника. Станция, разработанная под руководством главного конструктора М.М.Магида и работающая в режимах эхо- и шумопелен-гования, имела дальность обнаружения 1-20 км.

Первые четыре ПЛАРБ пр.667А были оснащены всеширотным навигационным комплексом “Сигма”, разработанным в 1960 году под руководством главного конструктора В.И. Маслевского. С 1972 года на корабли начал устанавливаться более совершенный навигационный комплекс “Тобол” (главный конструктор - О.В. Кищенков), в состав которого входили инерциальная навигационная система (впервые в СССР), абсолютный гидроакустический лаг, измеряющий скорость относительно морского дна, а также система обработки информации на основе цифровой ЭВМ. Комплекс обеспечивал уверенное плавание в арктических водах, а также возможность пуска ракет на широтах вплоть до 85°. Аппаратура позволяла определять и сохранять курс, осуществлять измерение скорости лодки относительно воды, производила счисление географических координат и выдавала необходимые данные в корабельные системы.

На лодках наиболее поздней постройки навигационный комплекс был дополнен космической навигационной системой “Циклон”.

Средства связи включали радиостанции среднего, коротковолнового и ультракоротковолнового частотных диапазонов. На кораблях более поздней постройки имелись комплексы автоматизированной радиосвязи “Молния” (1970 г.) или “Молния-Л” (1974 г.), разработанные под руководством главного конструктора А.А.Леонова. В состав комплексов вошли, в частности, первое автоматизированное радиоприемное устройство “Базальт”, обеспечивающее прием по нескольким каналам KB и одному СДВ, а также радиопередающее устройство “Скумбрия”, позволяющее осуществлять скрытую автоматическую настройку на любую частоту рабочего диапазона. Лодки оснащались выпускной всплывающей СДВ-антенной буйкового типа “Параван”, позволяющей принимать целеуказания и сигналы спутниковой навигационной системы, находясь на глубине до 50 м. Важным новшеством являлось и применение (впервые в мире на подводных лодках) аппаратуры засекречивания связи (ЗАС), обеспечивающей автоматическое шифрование сообщений, передаваемых по линии “Интеграл”.

В состав радиоэлектронного вооружения входили ответчик РЛС “свой-чужой” “Хром-КМ” (впервые установленный на подводной лодке), РЛС “Альбатрос” и поисковая РЛС “Залив-П”.

ПЛАРБ проекта 667А несла 16 одноступнчатых жидкостных баллистических ракет Р-27 (4К10, РСМ-25, западное обозначение - SS-N-6 Serb) с максимальной дальностью 2500 км, установленных в вертикальных шахтах в два ряда позади ограждения рубки. Стартовая масса ракеты составляла 14,2 т, длина - 9,65 м, диаметр корпуса - 1,5м. Масса головной части ракеты 650 кг, мощность 1 Мт, круговое вероятное отклонение - 1,3 км.

Ракетные шахты высотой 10,1 м. диаметром 1,7 м, выполненные равнопрочными с корпусом лодки, располагались в 4-ом и 5-ом отсеках. Для предотвращения аварий при поступлении компонентов жидкого топлива в шахту при разгерметизации ракеты имелись автоматизированные системы орошения, газового анализа и поддержания микроклимата в заданных параметрах.

Пуск ракеты выполнялся из затопленной шахты, только в подводном положении лодки, при волнении моря до 5 баллов. Первоначально стрельба производилась четырьмя последовательными четырехракетными залпами. Интервал между пусками в залпе составлял 8 с. Расчеты показывали, что по мере отстрела ракет лодка должна постепенно всплывать и после старта четвертой ракеты залпа - выходить из допустимого “коридора” стартовых глубин. После каждого залпа требовалось приблизительно три минуты для того, чтобы вернуть корабль на исходную глубину. Между вторым и третьим залпами был необходим 20-35-минутный интервал для перекачки воды из цистерн кольцевого зазора в ракетные шахты, а также для дифферентовки корабля. Однако реальные стрельбы выявили возможность осуществления первого восьмиракетного залпа. Впервые в мире такой залп был выполнен 19 декабря 1969 г.

Величина сектора обстрела подводного крейсера проекта 667А составляла 20°, широта точки старта не должна была превышать 85°.

Торпедное вооружение лодки состояло из четырех носовых торпедных аппаратов калибром 533 мм, обеспечивающих максимальную глубину стрельбы до 100 м, а также двух носовых 400-мм ТА с предельной глубиной стрельбы 250 м. Торпедные аппараты оснащались системами быстрого заряжания и электродистанционного управления.

Лодки проекта 667А стали первыми ракетоносцами, получившими на вооружение переносные зенитные ракетные комплекса типа “Стрела”, предназначенные для обороны корабля, находящегося в надводном положении, от низколетящих самолетов и вертолетов.

Значительное внимание в проекте 667А было уделено вопросам обитаемости. В каждом отсеке лодки была установлена автономная система кондиционирования воздуха (при этом был реализован ряд мер по снижению акустического шума на боевых постах и жилых помещениях). Весь личный состав размещался в каютах или маломестных кубриках. Имелась офицерская кают-компания. Впервые на подводной лодке была предусмотрена столовая для старшинского состава, которая могла быстро трансформироваться в спортивный зал или кинозал. Все коммуникации в жилых помещениях были убраны под специальные съемные панели. Внутренний дизайн лодки, в целом, вполне соответствовал требованиям времени.

На флоте новые ракетоносцы стали именоваться ракетными подводными крейсерами стратегического назначения (РПКСН), что подчеркивало их отличие от ПЛАРБ проекта 658. Своими размерами и мощью они производили огромное впечатление на моряков, ранее имевших дело со значительно менее “солидными” атомоходами 1-го поколения и “дизелюхами”. Вот как описывает свое первое знакомство с лодкой проекта 667А видный специалист-подводник А.А.Запольский, принимавший участие в испытаниях головного РПКСН этого типа: “Встреча с кораблем превзошла все мои ожидания и воображение. Это было исполинское сооружение, напоминавшее огромного кита. Головки шестнадцати шахт, незначительно выступавшие за прочный корпус, были закрыты кормовой надстройкой. Ограждения крышек шахт в закрытом положении образовывали достаточно просторную палубу, по которой можно было свободно разгуливать без риска свалиться за борт. Внутри прочного корпуса десятиметрового диаметра в средней части лодки располагались три палубы, не считая трюма. И хотя на них было размещено много различных устройств и аппаратуры, тесноты не чувствовалось...”

Как несомненное достоинство новых кораблей по сравнению с ПЛАРБ 658-го проекта моряками отмечался значительно более высокий уровень комфорта. Пестрые “индустриальные” интерьеры с хаотическим переплетением разноцветных жгутов и трубопроводов уступили место хорошо продуманному дизайну в светло-серых тонах, со съемными панелями, закрывающими от посторонних глаз “нервную систему” и “кровеносные сосуды” корабля. Лампы накаливания заменили только “входившие в моду” люминесцентные светильники.

На флоте новые ракетоносцы за их внешнее сходство с американским аналогом - ПЛАРБ “Джордж Вашингтон” - быстро окрестили “Ваньками Вашингтонами”. В дальнейшем, когда за океаном старенькие “Вашингтоны” потеснили более современные “Лафайетты” и “Огайо”, РПКСН проекта 667А стали именовать более просто и фамильярно - “азухами”. В НАТО они имели кодовое название Yankee.

В составе СФ корабли проекта 667А поступили в состав 19-й и 31-й дивизий. Служба новых атомоходов началась не совсем гладко: сказывались вполне естественные для столь сложного комплекса многочисленные “детские болезни”. Так, во время первого выхода на боевую службу второго корабля серии - К-140 - из строя вышел реактор левого борта. Однако РПКСН под командованием капитана 1-го ранга А.П.Матвеева успешно завершил 47-суточный поход, выполнявшийся частично подо льдами Гренландии. Имели место и другие неприятности. Но постепенно, по мере “доводки” техники и освоения ее личным составом, надежность подводных лодок значительно возросла, и они смогли полностью реализовать уникальные для своего времени возможности.

Осенью 1969 года К-140 впервые в мире выполнила восьмиракетный залп. Два ракетоносца 31-й дивизии - К-253 и К-395 - в апреле-мае 1970 г. приняли участие в крупнейших военно-морских маневрах “Океан”, также произведя ракетные пуски.

8 января - 19 марта 1971 г. ПЛАРБ К-408 под командованием капитана 1 ранга В.В. Привалова совершила сложнейший переход с Северного на Тихоокеанский флот без всплытия в надводное положение. Поход, во время которого 3-9 марта было выполнено боевое патрулирование у берегов США, возглавлял контр-адмирал В.Н. Чернавин.

31 августа подводный ракетоносец К-411 (командир капитан 1 ранга С.Е. Соболевский, старший на борту контр-адмирал ГЛ. Неволин) впервые оснащенный специальной опытной аппаратурой обнаружения полыней и разводий во льду, достиг район Северного Полюса. В течение нескольких часов корабль маневрировал в поисках полыньи, однако из двух обнаруженных ни одна не оказалась пригодной для всплытия, и лодка вынуждена была вернуться к кромке льдов для встречи с ожидавшим ее ледоколом. Доклад о выполнении задачи из-за плохой проходимости радиоволн удалось передать в Генеральный штаб только через барражирующий над точкой всплытия самолет Ту-95РЦ (при возвращении с задания этот самолет разбился, выполняя посадку на аэродром Кипелово в условиях густого тумана; весь экипаж машины, состоявший из 12 человек, погиб).

В 1972 году успешный переход на Камчатку подо льдами Арктики выполнила К-415.

Первоначально РПКСН, так же, как и их предшественники - лодки 658-го проекта, несли боевое дежурство у восточного побережья Северной Америки, что делало их все более уязвимыми от набирающих силу противолодочных средств США, включающих гидроакустическую систему подводного наблюдения, специализированные АПЛ, надводные корабли, а также самолеты и вертолеты корабельного и берегового базирования. Постепенно, с ростом численности кораблей 667-го проекта, началось их патрулирование и у тихоокеанского побережья США.

Поступление на вооружение ВМС США усовершенствованных ракет “Поларис”А-3 с максимальной дальностью стрельбы 4600 км, а также развертывание в 1966 г. программы создания новой баллистической ракеты “Посейдон” С-3 с еще более высокими характеристиками потребовали принятия ответных мер по совершенствованию боевого потенциала Советских ПЛАРБ. Работы велись в направлении оснащения подводных лодок более совершенными ракетами, обладающими повышенной дальностью стрельбы. Создание нового ракетного комплекса для модернизированных лодок 667-го проекта развернулось в КБ “Арсенал” (проект “5МТ”, приведший в дальнейшем к созданию комплекса Д-11 с твердотопливными ракетами Р-31, которым была оснащена ПЛАРБ пр.667АМ). Параллельно в КБМ велась разработка модернизированного комплекса Д-5У с ракетами Р-27У, обладающими дальностью, увеличенной до 3000 км. Правительственное постановление, предусматривающее проведение модернизации ракетного комплекса Д-5, вышло 10 июня 1971 г., а первые опытные пуски с борта подводной лодки начались в 1972 году. 4 января 1974 г. комплекс Д-5У был принят на вооружение ВМФ.

Помимо увеличенной дальности новая ракета Р-27У (SS-N-6 Mod2/3) несла усовершенствованную ГЧ “рассеивающего” типа, оснащенную тремя боевыми блоками (3 х 200 Кт) без системы индивидуального наведения или обычную моноблочную ГЧ.

В конце 1972 года 31-я дивизия получила первую подводную лодку проекта 667АУ - К-245, оснащенную ракетным комплексом Д-5У. В ходе отработки комплекса в сентябре 1972 - августе 1973 г. были проведены испытания ракеты Р-27У. Все 16 пусков с борта К-245 прошли удачно, причем последние два пуска были произведены из района боевого патрулирования в конце боевой службы.

На лодке К-245 прошел испытания и навигационный комплекс “Тобол” с инерциальной системой. Для проверки его возможностей в конце 1972 г. корабль выполнил поход в район экватора.

В 1972-1983 гг. флот получил еще восемь РПКСН проекта 667А (К-219, К-228, К-241, К-430, К-426, К-444, К-446 и К-451), модернизированных или достроенных по проекту 667АУ.

В 1974 г. К-444 (проект 667АУ) отрабатывала ракетную стрельбу без всплытия на перископную глубину, а также из неподвижного положения, с использованием стабилизатора глубины.

Высокая активность Советских и американских флотов в период “холодной войны” не раз приводила к столкновению лодок, находящихся в подводном положении и осуществлявших скрытое слежение друг за другом. В мае 1974 г. вблизи базы ВМФ в Петропавловске одна из ПЛАРБ пр.667А, находившаяся на глубине 65 м, столкнулась с американским торпедным атомоходом “Пинтадо” (SSN-672, тип “Стерджен”). В результате Советская и американская лодки получили незначительные повреждения.

3 октября 1986 г. лодка К-219 под командованием капитана 2-го ранга И.Британова, находившаяся на боевой службе у восточного побережья США, в результате утечки и последующего взрыва ракетного топлива одной из ракет, после 15-часовой героической борьбы за живучесть, затонула в 600 милях от Бермудских островов. По одной из версий, разрушение ракеты было вызвано столновением с зарубежной АПЛ, осуществлявшей слежение за Советским атомоходом.

За весь период эксплуатации лодки проектов 667А и 667АУ выполнили 590 боевых патрулировании.

Первой подводной лодкой 667-го проекта, выведенной из состава стратегических ядерных сил в результате советско-американских договоренностей в области сокращения вооружений, стала К-411. В январе-апреле 1978 г. у этого, еще сравнительно “молодого”, корабля “ампутировали” ракетные отсеки, которые впоследствии были утилизированы, а сам РПКСН переоборудовали в атомную подводную лодку специального назначения (проект 09774). В лодку “спецназа” (проект 09780) был трансформирован и ракетоносец К-403.

К-420 была модернизирована для испытаний стратегических высокоскоростных крылатых ракет “Метеорит”. Еще пять лодок проекта 667А в 1982-91 гг. переоборудовали в носители малогабаритных дозвуковых крылатых ракет “Гранат”.

В конце 1970-х годов было решено трансформировать часть лодок проекта 667А в большие атомные торпедные подводные лодки (проект 667АТ). Модернизацию прошли К-253, К-395 и К-423.

В 1979 году на консервацию (с вырезанием ракетного отсека) были выведены две первые лодки проекта 667А, в дальнейшем этот процесс ускорился, и во второй половине 90-х годов в составе советского флота не осталось ни одного ракетоносца проектов 667А и 667АУ.
Категория: Атомные ПЛ | Добавил: navyorsk (13.03.2009)
Просмотров: 3310 | Рейтинг: 5.0/4 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Погода в Орске
Друзья сайта
  • Школа № 27 г. Орска
  • Орский морской клуб
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz